СВЕЖИЙ НОМЕР
Октябрь
2017

Президент любит космос…
Десять рассказов о ВКД
Как обуздать циклоны и ураганы

к архиву

На орбите

13.06.2016

ВУЛКАНЫ И ЛЕДНИКИ ПОД НАДЗОРОМ

Пока «Иркуты» и их дублеры готовились к старту, команда МКС-46/47 — к возвращению на Землю 18 июня после полугодовой работы на МКС. Причем космическая вахта «Агатов» вместо планируемых 143 продлилась 186 суток. Благодаря этому корреспонденту «РК» удалось поговорить не только с Алексеем Овчининым и Олегом Скрипочкой, но и с Юрием Маленченко.

Вместе с нашими космонавтами на борту МКС трудились и другие члены экипажа — американцы Тимоти Копра и Джеффри Уильямс, а также европейский астронавт, англичанин Тимоти Пик.

 

 

 

 

— Здравствуйте, Юрий, Алексей и Олег! Мне пришлось добираться до вас под сильным ливнем, почти вплавь. Машины неслись, как катера, поднимая брызги до неба. А когда я все же дошла до ЦУПа, дождь закончился. Вам сверху не видно, когда эти дожди прекратятся?

 

Ю. Маленченко: Сейчас очень много воды в атмосфере. Я думаю, все постепенно рассосется, ведь все явления имеют циклический характер.

 

— Уверена, что когда вы приземлитесь, установится хорошая погода. А сейчас все пропитано влагой, дожди надоели, идут каждый день. А у вас там хорошо, по крайней мере сухо. Вот видите, какой плюс.

 

Ю. Маленченко: На станции погода всегда одинаковая, это, действительно, плюс.

 

— Поздравляю вас с Днем России!

 

Ю. Маленченко: Спасибо. Мы тоже поздравляли с этим праздником всех россиян.

 

— Юрий, до вашего спуска осталась неделя. Сейчас у вас очень напряженный период. И я очень рада, что у вас нашлось время для этой беседы. В прошлый раз вы рассказали обо всех этапах подготовки к спуску. И вот она подходит к концу.

 

Ю. Маленченко: Вчера мы провели тренировку по спуску, а до этого проверили герметичность скафандров. Нам предстоит выполнить еще один цикл теоретической и практической подготовки и тесты на корабле. Идет плановая подготовка возвращаемого оборудования, а это около 100 позиций. Работаем со специалистами и наземными группами. Уверен, что в заданное время мы будем готовы выполнять операции по циклограмме спуска.

 

— А коллеги вам помогают?

 

Ю. Маленченко: Конечно, им тоже планируют подготовку различного оборудования для возвращения на Землю, а я его размещаю в корабле. Алексей и Олег активно и интенсивно работают: завершают некоторые эксперименты, собирают образцы разных жидкостей и воздуха, берут пробы с поверхностей и т.д. Мы отлично взаимодействуем.

 

— Олег, в понедельник, 6 июня, вы с Джеффри Уильямсом впервые вошли в мобильный раздвижной модуль BEAM. Как вы готовились к этой необычной операции? Каковы ваши впечатления?

 

О. Скрипочка: Конечно, очень непривычно входить в модуль совершенно другой конструкции. Джефф открыл люк, вошел туда и сразу взял пробу воздуха. То же самое проделал и я. Перед первым открытием люка по правилам безопасности надо надеть защитные очки и респиратор на случай, если там имеются пыль или какие-то вкрапления в воздухе. Но ничего такого там не оказалось. После забора воздуха мы с Джеффом огляделись — нам было интересно, а потом он установил датчики, которые измеряют напряжение и упругость оболочки.

 

— А внутри холодно или тепло? Вы побывали там только один раз?

 

О. Скрипочка: Модуль раздвинули и наполнили воздухом еще в конце мая. И к тому времени он уже обменялся воздухом со станцией. В нем было прохладно: температура близка к бортовой. Мне запланировали такую работу на 3 дня подряд. Каждое утро Джефф открывал люк, мы брали пробы воздуха, и он снова закрывал люк. Но, в отличие от первого раза, уже не требовалось надевать защитное снаряжение, поскольку мы убедились, что там все хорошо и чисто.

 

— А из чего он сделан? И что в нем находится?

 

О. Скрипочка: Оболочка изготовлена из гофрированного металла. Внутри только сама конструкция, раздвижной механизм с четырьмя штангами и баллоны с воздухом. Больше пока ничего.

 

— Говорят, у нас тоже скоро появится такой модуль.

 

О. Скрипочка: Да, незадолго до старта на Байконуре мы встречались с руководством. Президент РКК «Энергия» рассказал нам, что такая работа ведется. Мы прочитали в Интернете, что надувной российский модуль прошел испытания. Надеемся, что скоро сможем увидеть его на МКС.

 

— Алексей, расскажите, пожалуйста, что сделано за это время? Проводится ли эксперимент «Плазменный кристалл»? Каковы ваши планы на ближайшие недели?

 

А. Овчинин: Кратко перечислю, какие эксперименты мы уже выполнили, и какие будут проводиться. Среди них много медицинских исследований. «Биокард» направлен на получение научной информации для углубления представлений о механизмах перестройки работы сердца при воздействии избыточного давления в условиях длительной микрогравитации. «Кардиовектор» позволит узнать о роли правого и левого отделов сердца и приспособлении системы кровообращения в длительном космическом полете. «МОРЗЭ» изучает особенности обмена веществ, динамики защитных систем и психофизиологического состояния организма, а также экологических факторов во время полета на МКС. «Иммуно» исследует нейроэндокринную и иммунную реакции человека на факторы космического полета, а «Мотокард» — природу нарушения локомоций (способ передвижения, совокупность координированных движений, с помощью которых происходит передвижение, например ходьба, плавание, полет и др.) в условиях длительного космического полета, методы их коррекции и предупреждения. «Коррекция» — механизмы потери массы костной ткани и эффективности препаратов для ее предотвращения во время полета. «Взаимодействие», «Дан», «Матрешка»… Но это только малая часть того объема медицинских экспериментов, которые мы проводим.

Продолжаются технические эксперименты «Визир», «Альбедо», «Идентификация», «Экон-М». На очереди — «Плазменный кристалл», который позволит ученым узнать много нового о процессах формирования упорядоченных структур заряженных твердых макрочастиц в плазме газового разряда в условиях микрогравитации. В эксперименте «Ураган» отрабатываются методы визуальных наблюдений и регистрации с борта МКС различных катастрофических явлений и их предвестников на Земле, а также критерии классификации и дешифрирования признаков катастрофических явлений. «Сейсмопрогноз» направлен на предупреждение землетрясений на Земле. Вот далеко не весь перечень наших экспериментов за прошедшие 3–4 недели. Многие из них повторяются с определенной периодичностью, информация анализируется и изучается специалистами. А самым главным событием, конечно, станет расстыковка с «Союзом ТМА-19М» и расставание с нашими товарищами.

 

— В последнее время приходит много сообщений о стихийных бедствиях по всему миру — летом снегопады, град, а на юге России отмечались даже смерчи, которые в этих краях большая редкость. Вы снимали эти районы?

 

А. Овчинин: У нас есть список объектов, за которыми ведутся наблюдения. Например, извергающиеся и спящие вулканы, ледники. Мы постоянно фотографируем, как они смещаются, как идет таяние. Потом отсылаем снимки на Землю, а ученые в течение длительного времени их изучают, анализируют и предсказывают возможные катастрофические явления.

 

— А как вы относитесь к футболу? Ведь начался чемпионат Европы.

 

А. Овчинин: Играть в футбол, наверное, любят все. Я не исключение, но лично мне больше нравится смотреть хоккей. Но за Евро-2016 будем следить. У нас здесь телевизора нет, и мы смотрим передачи только в записи, которые нам присылают.

 

Ю. Маленченко: Будем узнавать о результатах игр из Интернета, а самые красивые посмотрим позже в записи.

 

О. Скрипочка: Мы переживаем за сборную России и надеемся на лучшее. Желаем нашей команде удачи!

 

— Спасибо за беседу! Юрий, желаю вам хорошо провести эти последние дни на станции и мягкой посадки! А Алексею и Олегу — хорошего настроения, интересной работы и удачи! До встречи!

 

Беседовала Екатерина Белоглазова