СВЕЖИЙ НОМЕР
Апрель
2017

Гагарин, молоко и картошка…
Восточный: год спустя
Виден ли с МКС Керченский мост?

к архиву

На орбите

15.07.2016

УСПЕШНЫЙ ДЕБЮТ

Итак, первый полет пилотируемого корабля новой серии «Союз МС» с экипажем на борту прошел успешно. Стартовав 7 июля 2016 года с космодрома Байконур, ранним утром 9 июля он причалил к модулю МИМ1 («Рассвет»). Выполнив необходимые операции, экипаж корабля перешел на станцию. И теперь на МКС в полном составе трудится команда 48-й экспедиции: американец Джеффри Уильямс (командир), российские космонавты Алексей Овчинин и Олег Скрипочка и прибывшие Анатолий Иванишин (Роскосмос), Кэтлин Рубинс (NASA) и японец Такуя Ониши (JAXA).

 

 

 

— Здравствуйте, Алексей, Олег и Ана­толий! Поздравляю всех вас с пополнением экипажа! И первый вопрос Анатолию: как прошел ваш старт и полет на первом «Союзе МС»?

 

А. Иванишин: Спасибо за поздравление. Все прошло штатно, как мы и ожидали. В том, что техника будет работать надежно, у нас сомнений не было. Поэтому мне даже трудно отметить какие-то особенные моменты. У нас был тест ручного управления. Построили солнечную ориентацию. Поискали Землю. Управляемость хорошая, все импульсы отработали штатно.

 

— А что вы почувствовали, когда после стыковки влетели в станцию?

 

А. Иванишин: Всегда при открытии переходного люка ощущается специфический запах от разогретых трущихся частей стыковочного механизма. Станция вначале показалась какой-то незнакомой, но это быстро прошло. Появилось ощущение, что я отсюда и не улетал. Все модули остались на своих местах, интерьер тоже не изменился.

 

— Сейчас вы акклиматизировались быстрее, чем в прошлый раз?

 

А. Иванишин: Вы знаете, адаптация идет постепенно, и с каждым днем становится все легче и легче. В прошлый раз я полностью приспособился к невесомости в течение недели. Сейчас этот процесс начался еще по дороге к станции, в корабле. Но больше ощущался сбой по времени. Потому что старт был запланирован на раннее утро. И накануне мы легли спать в 2 часа дня, а в 10 вечера встали. А потом 2 длинных дня мы добирались до станции. И только сегодня, спустя неделю, я более-менее вошел в режим по времени. Но уже через день он снова «перевернется», потому что мы начнем готовиться к ночной стыковке российского грузовика и снова выйдем из нашего привычного рабочего ритма.

 

— А как себя чувствовали в невесомости дебютанты Кэтлин Рубинс и Такуя Ониши?

 

А. Иванишин: Полет на корабле дался им легко. И на станции они очень быстро освоились и сейчас уже работают в полную силу.

 

— Олег, в этом полете вы тоже быстро привыкли к новым условиям?

 

О. Скрипочка: В отличие от Анато­лия, мы летели по короткой схеме — не 2 дня, а 6 часов. И невесомость показалась мне родной и привычной. Я, как и Толя, «обнаружил», что все модули и оборудование находятся на своих местах.

 

— Алексей, вы говорили, что продолжаете удивляться и радоваться. Это отношение сохранилось до сих пор, хотя прошло уже 4 месяца?

 

А. Овчинин: Мои первые ощущения после старта и прибытия на станцию, в принципе, не померкли и сегодня остаются такими же яркими. Я чувствую себя прекрасно, все меня удивляет, все нравится.

 

— Сегодня ночью с Байконура запустят уже третий по счету грузовой корабль «Прогресс МС». Что он привезет помимо топлива, воды, сжатых газов и продуктов? Есть ли среди грузов то, что вы заказывали?

 

О. Скрипочка: Конечно, больше всего мы ждем посылки от родных и близких, свежие фрукты и овощи, а с ними и хорошее настроение.

 

— По-моему, там находится шоколад. Вы любите шоколад?

 

А. Овчинин: Мы обожаем шоколад и ждем его с нетерпением. Помимо посылок, грузовик привезет много работы, чему мы тоже очень рады.

 

— Это аппаратура для экспериментов и комплектующие?

 

А. Овчинин: Корабль доставит оборудование для медицинских, биологических и технологических экспериментов. Но сама разгрузка «Прогресса» занимает достаточно много времени. Поэтому с приходом грузового ко­рабля работы у экипажа значительно прибавляется.

 

— Перед его стыковкой вы протестировали модернизированный теле­операторный режим управления (ТОРУ) сближением и стыковкой грузовика. Он чем-то отличается от прежнего?

 

А. Овчинин: Рано утром 1 июля мы с Олегом выполнили расстыковку, отвод грузового корабля на дальность 200 метров, а потом повторно провели стыковку в ТОРУ. Перед полетом в космос мы все эти операции отрабатывали на тренажере. Правда, на новом корабле несколько изменился состав оборудования, появились новые блоки и возникла задержка между отклонениями ручек, которыми управляешь кораблем, и реакцией на них корабля. Эта задержка составляет около секунды, что, конечно, ощущается. А все остальное очень похоже на занятия на тренажере. И наш экипаж успешно справился с этой задачей.

 

— Астрономы сообщили, что 14 июля можно было наблюдать удивительное явление — так называемое соединение Луны и Марса. Вы видели его с орбиты?

 

А. Иванишин: К сожалению, мы были заняты, и у нас не было такой возможности. Может быть, получится в следующий раз.

 

— Если только очень повезет, уж очень редко такое случается. Но какие ваши годы!.. А пока вы спали, в эту же ночь в Москве прошла невиданная гроза.

 

О. Скрипочка: Мы узнали об этом из выпуска новостей. А у нас тут все спокойно.

 

— Да, вы забрались высоко, где нет ни ливней, ни ураганов, ни гроз. А какими шедеврами 12 июля вы отметили всемирный день фотографа?

 

О. Скрипочка: Вы знаете, у нас здесь так можно назвать каждый день. Потому что мы постоянно снимаем Землю и небо, возможно, и в этот день у нас получились интересные снимки.

 

— Многие космонавты, даже если раньше не занимались серьезно фотографией, попав на станцию, становятся настоящими мастерами.

 

А. Овчинин: Я бы не сказал, что уделяю съемкам все свободное время. Но для себя, на память, запечатлел интересные виды. Я уже говорил, что даже самые хорошие фотографии не могут передать всю красоту и величие Земли, которые ты видишь своими глазами.

 

А. Иванишин: В свой первый полет я снимал очень много. И потом поймал себя на мысли, что, попав в такие необычные условия, не мог не фотографировать, хотя я не увлекаюсь этим делом. Я опасался, что сейчас опять подсяду на съемки. Но пока держусь!

 

— Расскажите, пожалуйста, о ваших планах на ближайшие недели.

 

А. Овчинин: Уже в ночь на вторник, 19 июля, состоится стыковка с МКС «Прогресса МС-03». Работы прибавится: будем его разгружать. А 20 чис­ла наши партнеры ожидают прибытие «Дрэгона», за которым мы тоже будем наблюдать. На конференции с группой управления нас уже предупредили, что следующая неделя будет очень насыщенной экспериментами и медициной. И это хорошо, потому что когда много работы, время летит очень быстро.

 

О. Скрипочка: С прибытием Анато­лия и его коллег жизнь на борту изменилась. Во-первых, наша компания увеличилась, во-вторых, есть кому постепенно передавать дела. На этой и следующей неделе мы будем постепенно вводить их в курс дела и потихоньку готовиться к завершению нашей экспедиции. Хотя об этом пока еще рано говорить.

 

— Уже хочется домой?

 

О. Скрипочка: У меня смешанные чувства. Здесь работа интересная и все очень необычно. Но уже скучаешь по своим родным и близким.

 

— Как хорошо, что теперь вы можете разговаривать с семьями прямо из дома, и вашим родным не нужно теперь для этого ехать в ЦУП. Сколько времени длится телесеанс?

 

А. Иванишин: Минут 10–15. Это для всех очень удобно. Кстати, сегодня у меня была видеоконференция с женой.

 

— Как вы думаете, изменились ли вы за время полета? Вы сами, ваш характер, восприятие жизни, отношение к людям?

 

А. Овчинин: Здесь многие земные проблемы отходят на задний план. О некоторых просто перестаешь думать. Происходит переоценка ценностей, событий, явлений. Но неминуемо нас ждет спуск на Землю, и опять «все вернется на круги своя». Но мы, конечно, пользуемся моментом и отдыхаем от земных проблем душой и телом.

 

О. Скрипочка: Мы забываем о земных заботах, но здесь полно своих. Работаем тесным коллективом с утра до вечера. Но когда видишь в иллюминаторе такую красивую Землю, где вместо границ только берега морей и океанов, то начинаешь смотреть на жизнь по-другому.

 

Беседовала Екатерина Белоглазова