СВЕЖИЙ НОМЕР
Апрель
2017

Гагарин, молоко и картошка…
Восточный: год спустя
Виден ли с МКС Керченский мост?

к архиву

На орбите

11.08.2016

ЗАЧЕМ КОСМОНАВТЫ ДЕЛАЮТ СЕБЕ БОЛЬНО?

Корреспондент журнала «РК» поговорила во время сеанса связи с экипажем МКС-47/48: космонавтами Алексеем Овчининым, Олегом Скрипочкой и Анатолием Иванишиным.

 

 

 

— Здравствуйте, Алексей, Олег и Ана­толий! Сначала позвольте поздравить вас со вчерашним праздником — Днем Военно-воздушных сил России. Вы не забыли об этом?

 

А. Иванишин: Спасибо! Конечно, мы о нем помнили и вчера отпраздновали.

 

А. Овчинин: И будем делать это до 21 августа. Ведь раньше летчики отмечали День авиации в третье воскресенье августа. Но позже праздник перенесли на 12-е число.

 

— А вам в космосе не снятся полеты на самолетах?

 

А. Иванишин: Да нет, мы тут сами летаем, как самолеты.

 

— Удалось ли вам увидеть, а может быть, даже сфотографировать звездные дожди — Персеиды? Сегодня ночью метеорный поток был очень сильным. И вы могли загадать множество желаний. К сожалению, у нас небо было закрыто облаками.

 

О. Скрипочка: Нам проще — ночь наступает каждые 1,5 часа. Честно говоря, я пытался их рассмотреть, даже брал с собой камеру, но ничего не увидел. В прошлом полете я видел метеоритный поток при входе в атмосферу на рубеже октября и ноября. Надеюсь, мне повезет, ведь звездопад еще не закончился.

 

— Какие основные события произошли на станции за минувший месяц?

 

А. Овчинин: 19 июля прилетел «Про­гресс МС-03». Он привез оборудование для науки и функционирования МКС, как всегда, воду, рационы питания, посылки от родных и близких и, как следствие, хорошее настроение и много работы. На российском сегменте проводились различные эксперименты. Назову некоторые из них. Интересен технологический эксперимент «Отклик», в процессе которого идет отработка аппаратуры, регистрирующей удары частиц по внешней поверхности станции. Он позволит определить координаты мест пробоя гермооболочки станции. Помимо  них, проводились медицинские исследования «Биокард», «Контент», «Каскад» (исследование мутирования клеток микроорганизмов, животных и человека в условиях микрогравитации). Эксперимент «Кальций» направлен на выявление причин нарушения содержания и гомеостаза кальция в организме. Мы с Джеффом уже закончили совместные исследования Fluid shifts, а Анатолий с Такуей его начали. Олег также принимал участие в интересном американском эксперименте «Сферы». Постоянно проводятся «Матрешка-Р», «Пилот-Т», «Кулоновский кристалл» (изучение динамики поведения заряженных частиц в магнитной ловушке), «Экон-М», «Ураган», а также техническое обслуживание станции. Так что работы у нас очень много, и очень интересной.

Но я хотел бы сказать, что такой большой объем работ на российском сегменте могут выполнить только три члена экипажа. Если их будет меньше, например на пересменке иногда остается один россиянин, то наука полностью уходит, и остается лишь техническое обслуживание станции.

 

— Спасибо! Вы ответили на вопрос, который я хотела вам задать. Ведь сейчас обсуждается предложение об уменьшении числа российских членов экипажа на МКС. Но вернемся к жизни на станции. На следующий день после «Прогресса» на МКС прилетел американский грузовик Dragon SpaceX-9. Он привез адаптер, который 19 августа Кэтлин Рубинс и Джеффри Уильямс установят на станции во время выхода в открытый космос. Собираетесь только наблюдать за ходом работ?

 

А. Иванишин: Я буду помогать при выходе, на это у меня запланировано немного времени. Но основная работа по обеспечению выхода, конечно, будет лежать на Такуе. Джефф и Кэтлин установят адаптер для того, чтобы следующие коммерческие корабли могли пристыковаться к станции.

 

— До конца экспедиции Алексея, Олега и Джеффри осталось меньше месяца. Так что свой день рождения (28 сентября) Алексей встретит уже на Земле. Какие чувства вы испытываете при этом? Все ли вы успеваете сделать, что планировалось? Когда и как начнете готовиться к спуску?

 

О. Скрипочка: Мы относимся к этому с чувством выполненного долга и продолжаем работать по программе. Подготовка к спуску обычно начинается за месяц до расстыковки. Обсуждаем с Землей, какие грузы будем возвращать, что нужно удалять. У нас с Алексеем меняется график физических упражнений. Если раньше нам планировали беговую дорожку в сочетании с велоэргометром, то сейчас дают две дорожки в день, чтобы усилить физическую нагрузку и подготовить организм к возвращению на Землю. Нам уже прислали предварительную циклограмму спуска. Чем ближе к посадке, тем интенсивней становится подготовка. Начнется загрузка корабля. А за 3 недели до спуска — тренировки в «Чибисе», которые помогут подготовить сердечно-сосудистую систему к условиям земной гравитации. И все это будет происходить на фоне завершения ряда биологических экспериментов, чтобы мы могли вернуть пробы и результаты на Землю. Незадолго до расстыковки пройдут тренировки, которые позволят освежить навыки управления кораблем и спускаемым аппаратом на этапе спуска. Проверим корабельные скафандры и, конечно, загрузим корабль возвращаемым оборудованием и итогами нашей работы.

 

— В вашей программе появился новый эксперимент «Дубрава» — мониторинг лесных экосистем. Вы его уже делали? Какие средства и приборы вы для этого используете? Поможет ли он оценить ущерб от лесных пожаров, которые каждое лето губят леса, и не только в России, но и по всему миру?

 

О. Скрипочка: У нас много различных съемок, но пожары — это все-таки эксперимент «Ураган», где мы наблюдаем различные природные явления. Действительно, пожаров на Земле много — и в нашей Сибири, и в Европе (в Португалии, Испании, на юге Франции), и в Бразилии, и в Африке. К сожалению, лесов горит очень много. А эксперимент «Дубрава» предназначен для оценки ущерба от других факторов — браконьерских вырубок, различных заболеваний. Для наблюдений и визуальной оценки используется фотоаппаратура со специальными фильтрами, а также спектральная аппаратура, которая позволяет определить уровень заболеваний лесных массивов.

 

— В программе работ Анатолия есть исследования грызунов. Вы их уже начали?

 

А. Иванишин: Пока мыши живут только на японском сегменте у Такуи Ониши, он там с ними играет. А мои мыши еще не прилетели. Но во время подготовки к полету в Хьюстоне я учился пересаживать грызунов в контейнер, где они будут жить на борту. Так что навыки получил.

 

— Оказывается, невесомость влияет не только на внутренние органы человека, но и на болевую чувствительность. Убедиться в этом поможет эксперимент «Альгометрия». А как именно он выполняется? Каким образом определяется порог чувствительности?

 

А. Овчинин: Каждый из российских членов экипажа выполняет этот эксперимент на Земле, перед полетом. Мы садимся перед небольшим прибором — это металлическая коробочка, в ней есть место, куда помещается палец правой руки. При нажатии другой рукой на кнопочку выходит штырь, который давит на палец. Когда становится больно, кнопка отпускается, и давление на палец прекращается. В зависимости от того, как долго ты держишь кнопку, определяется чувствительность человека.

Этот эксперимент периодически мы проводим здесь, на станции, а потом после возвращения. Кроме того, на Земле мы выполняем и вторую часть этого эксперимента — термическое воздействие. К руке прикладывается специальный термощуп, он нагревается, а ты держишь его до того момента, пока можешь терпеть. Эти показания тоже снимаются. На борту мы его не делаем по технике безопасности. А после спуска, естественно, у нас также будет несколько сеансов этого эксперимента. Постановщики сопоставят все показания и сделают выводы.

 

— Вы, конечно, знаете, что в Рио-де-Жанейро начались Олимпийские игры. Вы следите за ходом соревнований, болеете за кого-нибудь?

 

О. Скрипочка: Ну конечно! Мы смотрели в записи церемонию открытия Игр. Нам присылают выпуски новостей и видеодневник Олимпиады, из которых мы узнаем о выступлениях спортсменов. Болеем за всю нашу команду и радуемся каждый раз, когда наши ребята получают заслуженные медали. Очень обидно за атлетов, которые не смогли туда попасть. Вообще, вся эта история с исключением российских спортсменов, которая происходила до начала Игр, очень неприятна.

 

— Да, наши ребята настоящие бойцы! Они доказывают, что достойны наград и звания олимпийских чемпионов. А какие виды спорта вам нравятся?

 

А. Овчинин: Лично мне нравятся водные виды спорта — плавание, синхронное плавание.

 

А. Иванишин: А мне борьба.

 

О. Скрипочка: Я люблю фехтование и велогонки.

 

— Олег, отдельное спасибо за серебристые облака на сайте Роскосмоса. Виктор Петрович Савиных занимается ими давно. Он ими любовался в августе, когда отдыхал на берегу Вятки.

 

О. Скрипочка: А я их увидел впервые за два полета. Они такие красивые, что просто завораживают.

 

— К сожалению, мое время истекло. Желаю хорошего настроения, удовольствия от работы и удачи!

 

Беседовала Екатерина Белоглазова