СВЕЖИЙ НОМЕР
Октябрь
2017

Президент любит космос…
Десять рассказов о ВКД
Как обуздать циклоны и ураганы

к архиву

На орбите

18.09.2016

НФ МКС ЖДУТ«ФАВОРОВ»

Алексей Овчинин, Олег Скрипочка и Джерри Уильямс благополучно вернулись на Землю, а на борту МКС остались их коллеги: российский космонавт Анатолий Иванишин (командир МКС-49), американка Кэтлин Рубинс и японец Такуя Ониши. В этом составе им предстоит работать до прибытия новых членов экипажа МКС-49 — Сергея Рыжикова, Андрея Борисенко и Шейна Кимброу. Поэтому на вопросы корреспондента «Российского космоса» отвечал один Анатолий Иванишин. Беседа с ним состоялась 18 сентября — именно в тот день, когда в России были выборы.

 

 

 

— Добрый день, Анатолий! Скажите, а вы раньше голосовали на орбите?

 

— Приходилось, такой опыт у меня уже есть.

 

— И как проходила эта процедура на борту МКС?

 

— Она началась с подготовки оборудования. В американском лабораторном модуле LAB («Дестини») с помощью Кейт я должен был настроить видеокамеру и после этого проверить видеоканал сначала с Хьюстоном, потом с Москвой. В назначенное время я вышел на связь с членами избирательной комиссии. Мое доверенное лицо, заместитель командира отряда космонавтов Олег Кононенко, по приватной связи зачитал мне информацию с избирательных бюллетеней. Я сказал ему, за какие партии и за кого из кандидатов в депутаты Государственной Думы и Московской области я голосую. Олег за меня их отметил и опустил листы в переносной ящик для голосования, который привезли в ЦУП.

 

— Чем вы занимались после расстыковки и спуска на Землю ваших коллег?

 

— У меня появилась возможность настроить все «под себя», чем я все это время и занимаюсь. Пространство для размещения грузов невелико. И если что-то хочется убрать, нужно придумать, куда это положить.

 

— Хотя старт корабля перенесли на неопределенное время, вы наверняка уже готовитесь к встрече «Фаворов» и определили, где будут спать Сергей и Андрей.

 

— Конечно, мы с нетерпением ждем их прибытия. Прежде всего нужно найти в грузовике личные вещи, которые сразу понадобятся новым членам экипажа. Спальные места для них уже готовы. Думаю, Андрей разместится на российском сегменте, в правой каюте, а Сергей — на американском сегменте.

 

— Какие интересные события произошли за прошедший месяц на станции, не считая проводов экипажа «Союза ТМА-20М»?

 

— Еще до расстыковки главной радостной новостью стало обнаружение потерянной папки «Почта России». Мы долго и безуспешно ее искали, а тут Олег нашел ее в совершенно не­ожиданном месте — в моем корабле под тканью, которая закрывает механизм поворота крышки люка. Второй интересный эпизод связан с экспериментом «Нейроиммунитет» для оценки влияния стресса на иммунную систему человека в космосе. Одно из исследований заключается в том, что нужно состричь несколько волосков. Как я понимаю, ученых интересует, как происходит распределение минералов по длине волоса. С моей «прической» сделать это крайне сложно. И я попросил Алексея помочь мне. С помощью обычных ножниц сделать это не удалось, ножницы поменьше тоже не помогли, в итоге пришлось пожертвовать… бровями.

Я помогал коллегам при выполнении традиционных перед спуском тренировок в костюме «Чибис». Непосредственно перед расстыковкой мы собрали материалы научных экспериментов «Каскад», «Феникс», «Структура», результаты биокристаллизации и передали эти укладки на корабль. А после закрытия крышек люка и расстыковки я работал с аппаратурой «Источник-М», которая получает с корабля телеметрические измерения с помощью антенны радиолюбительской связи. В последнее время я занимался заменой съемной панели насосов системы терморегулирования в стыковочном отсеке «Пирс».

 

— Анатолий, у нас тут погода совсем испортилась: похолодало, пасмурно, дождливо. Придет ли обещанное бабье лето? Видны ли просветы в сплошной облачности?

 

— Конечно, бабье лето предвидится. Но осень пришла и на МКС: сегодня я проснулся от холода и с утра попросил ЦУП сделать у нас потеплее.

 

— Кого бы нам попросить включить тепло? Чтобы не замерзнуть, приходится кутаться в теплую одежду. Есть ли на ваших вещах инициалы или другие метки? Какие цвета вы предпочитаете? Как часто происходит смена белья и одежды?

 

— Российская одежда для МКС традиционно идет с эмблемой экспедиции и инициалами. У американцев тоже есть логотип экспедиции, но без инициалов. В обычной жизни я ношу вещи без рисунков, эмблем и всяких логотипов. Ну, а тут что есть, то и ношу, особо не заморачиваюсь. Мне нравятся неброские цвета — хаки, серый. В сером мы «проходили» всю 48-ю экспедицию. Но для церемонии передачи смены командование решило, что мы должны быть в одежде синего цвета. В таком же праздничном комбинезоне я сегодня голосовал. Белье меняется каждые 3 дня, два комплекта спортивной одежды — раз в 2 недели. Брюки и другие теплые вещи типа свитера, видимо, рассчитаны на весь полет. В общем-то, хватает.

 

— Некоторые интересуются, как космонавты стирают свое белье на станции.

 

— С этим все просто. На грузовике «Прогресс» мы отправляем грязные вещи в прачечную, а на следующем грузовике оно к нам возвращается уже чистым. Шутка.

 

— Анатолий, изменилось ли питание на станции за это время? Какие блюда вам нравятся, а какие не очень?

 

— Большие изменения заметить сложно, потому что мы не так часто летаем и многое забывается. Я предпочитаю рыбу и курицу. Свинину не люблю. С большим удовольствием ем творог с черносливом и орехами.

 

— А кофе вы любите? Олег Скрипочка на конференции сказал, что ему не хватало настоящего свежезаваренного кофе.

 

— К кофе я отношусь сдержанно. В обычной жизни пью его редко, а здесь выпиваю стакан кофе с утра, предпочитаю российский.

 

— Большое спасибо! Желаю скорейшей встречи с «Фаворами», успешного полета и удачи! До свидания!

 

Беседовала Екатерина Белоглазова