СВЕЖИЙ НОМЕР
Октябрь
2017

Президент любит космос…
Десять рассказов о ВКД
Как обуздать циклоны и ураганы

к архиву

На орбите

05.11.2016

«КОНТУР» НАПЛАНЕТНОГО РОБОТА

Сколько же пришлось пережить экипажу «Союза МС-02», прежде чем его экипаж — космонавты Роскосмоса Сергей Рыжиков (командир корабля), Андрей Борисенко и астронавт NASA Роберт Шейн Кимброу — попал на МКС!.. Но вот все волнения остались позади, и начались космические будни. Эта встреча с космическим дебютантом Сергеем Рыжиковым и его более опытным коллегой Андреем Борисенко состоялась через две недели после их прилета на МКС.

 

 

 

 
— Здравствуйте, Сергей и Андрей! Позд­равляю вас с долгожданным стартом, успешной стыковкой и началом работы на станции! А что вы делали почти месяц после сообщения о переносе старта?
 
С. Рыжиков: Мы вернулись в Звёзд­ный и продолжили тре­нировки.
 
А. Борисенко: Все это время мы тренировались. Единственное, чего не было, — контрольных срезов. Режим тренировок был щадящий. Нам позволяли выспаться, провести время с семьей, а потом мы работали в ЦПК на тренажерах.
 
— Как прошел ваш старт? Отметили ли вы отличия в управлении «Союзом МС» и его предшественником? 
 
А. Борисенко: Если сравнивать прошлый полет, то этот корабль вел себя хорошо. В управлении он проще, чем «Союз ТМА». Сделан большой технический шаг вперед. 
 
С. Рыжиков: Наверное, я так часто представлял себе все эти события, что они воспринимались как обычные рабочие моменты, без особых эмоций. Помню свою первую поездку на Байконур, на старт грузового корабля. Я летел туда с детским представлением, что старт мощной ракеты — это нечто сверхъестественное, невообразимое. А когда все закончилось, у меня невольно вырвалась фраза: «Я думал, что будет покруче!» Наверное, этими словами я обидел окружающих, в том числе руководителей, которые находились рядом со мной. Но когда я увидел ночной старт, то свои слова взял обратно. 
 
— Сколько времени вам понадобилось на привыкание к невесомости? 
 
А. Борисенко: У меня все прошло гораздо быстрее, чем в первый раз. Уже на станции организм очень быстро адаптировался. Такое впечатление, как будто я отсюда и не улетал.
 
С. Рыжиков: Это необычное состояние. Но у меня с самых первых секунд возникло ощущение, что я вернулся в знакомое место, хотя ни разу в жизни на станции не был. Как только мы влетели на центральный пост и потом переместились к месту проведения конференции, я, оглядевшись, понял, что мне все знакомо, что я здесь уже был. При этом осознавал, что это не тренажер в ЦПК, но ощущение дежавю присутствовало. 
 
— Вот как хорошо вас учили!
 
С. Рыжиков: Наверное, сработал уже сложившийся образ. Что говорить, в каждом из нас живет ребенок: всем хочется и покувыркаться, и поиграть. В свободные минуты мы это делали. Но я тут же получил удар по носу. В первое же время после выведения не стоит делать резких движений.
 
— Анатолий Иванишин жалеет, что не мог уделить вам много времени и обсто­ятельно познакомить со станцией, потому что готовился к спуску. Как вам удалось с этим справиться?
 
С. Рыжиков: Анатолий просто скром­ничает: он для нас просто выложился, максимально нам помогал, подсказывал, показывал, на все просьбы откликался, на любой вопрос находил время ответить, несмотря на очень интенсивные тренировки и подготовку к спуску. Для меня эта неделя оказалась самой интересной и насыщенной. Я обрадовался, что на станции именно такая динамичная работа. К сожалению, сейчас жизнь стала более рутинной. 
 
— Да? А мне показалось, что за эти две недели у вас произошло много разных событий. 
 
А. Борисенко: Мы выполнили большое количество экспериментов. Их результаты отправились на Землю с экипажем Анатолия. Хорошо начать полет с интенсивной работы, а потом дать организму возможность отдохнуть. Работать в таком темпе весь многомесячный полет невозможно. Все-таки усталость организма будет нарастать и повлечет за собой ошибки. Это как на беговой дорожке: ускоряться надо, но всю тренировку выдерживать такой темп трудно. 
В ближайшее время проведем перспективный и зрелищный эксперимент «Контур». Это отработка дистанционного управления перемещаемыми робототехническими системами. Оператор-космонавт находится на борту станции, а сама система — на поверхности планеты. 
 
С. Рыжиков: Вчера я выполнял эксперимент «Визир». Очень порадовало, что разработчик попросил оставить оборудование включенным и по возможности использовать его уже вне рамок самого эксперимента для отработки аппаратуры. Задумка очень интересная. Думаю, ее реализация увеличит эффективность определения географических координат фотоснимков земной поверхности.
 
— 24 октября к МКС наконец-то пристыковался грузовой корабль «Сигнус».
 
А. Борисенко: Мы пытались отслеживать корабль при подлете к станции и по возможности фотографировать. Зрелище очень интересное. После стыковки наши друзья дали возможность побывать внутри этого грузовика. Впечатление очень хорошее.
 
— Вы смогли пообщаться и со школьниками — участниками XXIV Международной космической олимпиады. 
 
А. Борисенко: Ребята задавали разные вопросы, причем часто совсем не детские, а очень серьезные. Мы всегда с удовольствием участвуем в таких телевизионных встречах.
 
— Через неделю ваша команда пополнится новыми людьми. Вы уже знаете, чем можете им помочь и порадовать. Ведь вас встретили очень тепло, как говорится, накормили, напоили и спать уложили.
 
А. Борисенко: Мы ждем встречи с Олегом, Тома и Пегги. Готовим каюту на российском сегменте, собираем вещи. Конечно, накормим ребят, а вот уложить спать вряд ли удастся. После стыковки предстоит очень серьезная работа с кораблем. Поэтому со сладким сном придется повременить. 
 
— На 1 декабря запланирован запуск российского грузового корабля «Прогресс МС-04». Что он привезет для вашей экспедиции? Будет ли на нем оборудование для оранжереи, где вы начнете выращивать перцы?
 
А. Борисенко: Надеюсь. Очень хочется увидеть новую оранжерею и сравнить ее со старой «Ладой», которая в тот момент, когда я с ней работал, была уже не полностью работоспособной. Поэтому жду не дождусь, когда придет аппаратура и можно будет с ней поработать. 
 
С. Рыжиков: «Прогресс» должен доставить много грузов, в том числе для наших экспериментов. Ждем модернизированный российский скафандр для выходов в открытый космос «Орлан‑МКС». Хочется осмотреть его, расконсервировать и ознакомиться. Мы его примеряли на НПП «Звезда». В ЦПК на тренажере «Выход» тренировались. 
 
— Очень хочется увидеть ваши фотографии и комментарии к ним.
 
А. Борисенко: Мы сбрасываем их, хотя не так много, как хотелось бы. К сожалению, времени для подготовки этих материалов мало. Постараемся сделать красивые пейзажи или снять что-то необычное. Чтобы поймать редкий кадр, нужно время. 
 
С. Рыжиков: Мы в основном отправляли фото, которые делали во время экспериментов. А видов земной поверхности и каких-то впечатляющих кадров горизонтов, восходов, стыковок, городов, в том числе ночных, еще нет. Вернее, меня пока не устраивает их качество. Хочется, чтобы эти снимки были впечатляющими и могли радовать людей. Здесь требуется творческий подход. Как раз сейчас мы пролетаем над Амазонкой. Зрелище невообразимое!
 
— К сожалению, последнее обновление сделано Олегом Скрипочкой еще в начале сентября. Но я и вам, как и всем, советую каждый день записывать свои впечатления о прошедшем дне, ваши мысли и идеи. Тем более что у вас есть планшеты, компьютеры. 
 
С. Рыжиков: Когда я служил летчиком в Забайкалье, к нам приезжал отдыхать летчик-космонавт Георгий Михайлович Гречко. Он рассказал, что записывал на магнитофон, как проводил эксперименты, именно технические моменты. Я тогда подумал: если у меня все получится и я стану космонавтом, обязательно буду делать так же. 
 
— К сожалению, мое время истекло, и нам пора прощаться. Большое спасибо за разговор. До следующей встречи!
 
А. Борисенко: Спасибо! Рады были встретиться, поговорить. Будем ждать следующей встречи.
 
С. Рыжиков: Спасибо за такую домашнюю, земную беседу. Желаем всего самого доброго!
 
Беседовала Екатерина Белоглазова