СВЕЖИЙ НОМЕР
Май
2017

Их осталось двое…
Гироприборы корректирует лазер
Бремя первых

к архиву

На орбите

17.01.2017

НА МКС КАНИКУЛ НЕ БЫВАЕТ

Остались позади яркие зимние праздники и длинные выходные, жители Земли вернулись к своим обычным занятиям — 2017 год окончательно вступил в свои права. А на борту МКС по-прежнему несет свою космическую «трудовую вахту» 50-я основная интернациональная экспедиция.
В экипаже МКС три космонавта Роскосмоса — Андрей Борисенко, Сергей Рыжиков и Олег Новицкий, астронавты NASA Роберт Шейн Кимброу и Пегги Уитсон, а также астронавт ESA Тома Песке. 
Эта встреча с российскими космонавтами — первая в 2017 году. 


 
 
 
— Добрый день, Андрей, Сергей и Олег! Как вы встретили Новый год, удалось ли найти елку, кого смогли поздравить с космической высоты?
 
А. Борисенко: Елочку и мешок с игрушками и украшениями мы все же нашли, причем незадолго до Нового года. Так что, как положено, украсили станцию, но главное, подошли к празднику с хорошим настроением. Подаркам, которые должны были к нам прийти, наверное, радовались медведи и волки в тайге. Поэтому мы друг друга поздравляли просто так, но некоторый запасец в виде сувениров у нас был, и мы их раздарили остальным членам экипажа.
 
— Но вам, в отличие от остальных землян, пришлось отмечать приход Нового года не один, а несколько раз. И что вы в этот момент делали — кричали «ура», обнимались?
 
О. Новицкий: Мы 16 раз поднимали «бокалы с шампанским», поздравляли друг друга, звонили родным и близким, старались пожелать счастья максимально большому количеству людей на Земле.
 
С. Рыжиков: Я пытался отметить каждый часовой пояс, где мы пролетали, и мысленно быть рядом с теми людьми, которые там живут, старался позвонить знакомым, начиная с Камчатки, Владивостока и далее по всей стране и даже по всему миру. Все мы старались наполнить этот праздник радостью не только для себя, но и для друзей и близких.
 
— Многие россияне в начале января смогли хорошо отдохнуть, куда-то съездить. А чем занимались вы?
 
А. Борисенко: У нас зимние каникулы получились условными — мы отдыхали только 3 дня на Новый год и на Рождество. А вот работы нам запланировали много, в основном мы занимались обслуживанием бортовых систем станции и, как всегда, проводили различные эксперименты и исследования. 
 
О. Новицкий: Все научные эксперименты и не перечислишь, назову лишь некоторые: «Таймер», «Визир», «Матрешка», «Нейроиммунитет», «Коррекция»… Так что скучать не приходилось.
 
С. Рыжиков: В январе много и других памятных событий. Так, 11-го числа — день образования Центра подготовки космонавтов, 12 января — 110 лет со дня рождения легендарного Главного конструктора С. П. Королёва. Этот день у нас выдался насыщенным, интересным, и работа спорилась по-особому — хотелось чем-то порадовать Сергея Павловича. А 18 января — 100 лет со дня рождения его соратника и заместителя В. П. Мишина.
Что еще? Наши партнеры успели выполнить два выхода в открытый космос. ВКД — это очень важный элемент профессиональной деятельности астронавта и космонавта, а также зрелищное и запоминающееся событие. Поэтому мы очень рады за наших коллег и с интересом и удовольствием наблюдали за работой Шона, Пегги и Тома в открытом космосе. Они установили новые литий-ионные аккумуляторные батареи на поверхности орбитального комплекса, причем сделали это на полчаса быстрее, чем планировалось.
 
— Вам нравится работать на станции и хочется сделать как можно больше. А что вы скажете, если вам придется задержаться на орбите? 
 
О. Новицкий: Скажем: «Не было бы счастья, да несчастье помогло»... 
 
А. Борисенко: Мы сюда прилетаем, чтобы работать. Это наша профессиональная задача. Поэтому для нашего экипажа любая возможность дополнительно потрудиться — в радость. Безусловно, если будет принято решение о продлении экспедиции, мы с удовольствием поработаем по новой программе. 
 
С. Рыжиков: И столько, сколько надо!
 
— Что вы собираетесь сделать в ближайшие недели?
 
А. Борисенко: О наших планах лучше нас знает Центр управления полетами, так как мы живем исключительно по той программе, которую он нам формирует. Но в любом случае без работы мы не останемся. У меня на следующей неделе будет интересный эксперимент «Сфера». Мы опять будем отрабатывать различные алгоритмы взаимного поведения спутников внутри герметичного объема. За этим очень интересно наблюдать, эксперимент очень зрелищный. В прошлый раз нам не удалось довести дело до конца. Поэтому мы сначала закончим предыдущий цикл испытаний, а потом я начну следующую сессию. Думаю, специалисты в Хантсвилле подкинут что-то интересное. 
 
О. Новицкий: Я буду заниматься спортом, фотографированием, контролем состояния корпуса станции, а более полные и точные задачи нам доведут на конференции в воскресенье вечером. 
 
С. Рыжиков: Конечно, мы знаем долгосрочную программу на всю экспедицию, а какие работы нас ждут на следующей неделе, сообщит ЦУП. Мне предстоит выполнить очередную сессию исследований по «Перемещению жидкостей» и ремонтно-восстановительные работы с СРВК (система регенерации воды из конденсата). 
 
— На Земле человек ночью спит, а утром просыпается. А на МКС каждый день вы наблюдаете 16 рассветов и закатов. Трудно ли вам приспосабливаться к такой световой обстановке?
 
А. Борисенко: В своих каютах на российском сегменте иллюминаторы мы не открываем. А у Сергея, который спит на американском сегменте, иллюминатора нет. Поэтому при закрытых дверях в условное «ночное» время мы не видим восходов и закатов Солнца, и они нас не сбивают. А вот внутри жилого объема, когда мы летим на светлой стороне орбиты, очень светло. Но мы к этому привыкли, и нам это никак не мешает. 
 
С. Рыжиков: Ученые подтвердили, что в космосе биоритмы сбиваются даже у жучков. (Смеется.)
 
— К сожалению, наше время истекло, а у вас по программе другие дела. Спасибо за беседу! Желаю всего доброго и удачи! До следующей встречи!
 
Беседовала Екатерина Белоглазова